.

 

Рецензии

Film-Krant 04.08.89
Республика Армения 05.11.91
BBC
TIP 1993
EPD-Film 1994
Новое время 08.11.97
 

© by author or publisher

If the © holders want us not to publish the text please contact me and we will delete it.
Webmaster e-mail

 
 

 

BBC
Транслировалось 26.02/ 27.02


J.Griwnina
Фильм Дона Аскаряна "Комитас" начинается беззвучно. Мирно течет река, прибрежные кусты опустили в нее свои ветви. По берегу реки, среди высокой, яркой травы медленно идет человек в черном монашеском одеянии.

Великий армянский композитор, монах Комитас не только творил сам, но и ездил по Армении, изучая и собирая народную музыку. Он организовал хор в Эчмиадзине, а затем - в Константинополе. Гастроли Константинопольского хора во Франции были удостоены лестного отзыва Клода Дебюсси, назвавшего Комитаса "великим художником".

Трагическую роль в жизни Комитаса сыграли события 1915 года. Убийство 2-х миллионов армян, организованное турецким правительством. Психический шок был слишком силен, и Комитас не смог его преодолеть. Он перестал писать музыку и провел последнее 20-летие своей жизни в сумасшедшем доме.

Автор фильма, Дон Аскарян, считает, что в судьбе Комитаса как бы отразилась судьба народа Армении:

-Комитас воплощает в себе две абсолютно противоположные вещи, это - гениальная красота армянской культуры и страшная жестокость, с которой армянский народ все время живет. 1915 год радикально изменил судьбу армянского народа и то, что сегодня происходит, делается отголоском 15-го года. В принципе не я являюсь режиссером этого фильма, а 2 миллиона измученных, изнасилованных, убитых жертв этого геноцида. Они сняли этот фильм, я явился только проводником этой энергии. У меня такое ощущение, что их души все время кружатся над моей головой.

Дон Аскарян задумал свой фильм о Комитасе еще в 1975 году, когда он жил в Москве:

-В 1975 году меня посадили в тюрьму за то, что я не захотел служить в этой армии, которую я считал армией оккупантов. И после этого, конечно, невозможно было попасть в советское кино, где работают сынки разных гимнописцев...

В 1978-м году Аскарян эмигрировал. С 1979 года он живет в Западном Берлине, снял для германского TV фильм по рассказу Чехова "Медведь" и документальный фильм о Нагорном Карабахе. Сценарий "Комитаса" Дон Аскарян написал сам. Фильм был финансирован телевизионными кампаниями Англии, Германии, Бельгии и Швейцарии. Такой острый политический вопрос, как проблема геноцида мог бы превратить фильм в политический памфлет, однако этого не произошло:

- Я думаю, истину можно выразить только художественным образом, при помощи искусства. Художественная истина - это самая полная истина, все остальные истины половинчаты. "Комитас" абсолютно не политический фильм, это художественный фильм. В принципе "Комитас" - это документальный фильм о душе Комитаса.

Вернее было бы сказать - о смертельно раненой душе Комитаса. В остановившемся времени чередуются картины:

Воспоминания детства Комитаса: женщины собирают ягоды на белую простыню, и простыня окрашивается красным. Красный, как кровь, сок ягод капает в миску…

Дождь заливает маленькую часовню на холме, пробивается сквозь стены, размывает фрески. Пласт штукатурки отстает, падает на пол. Из открывшейся потайной ниши свешивается старинная рукопись, по ней стекает вода…

Медленно проплывают вниз по реке тела, одетые в белые смертные одежды. Застыв неподвижно, Комитас провожает их взглядом.

- У меня играл неактер, Самвел Овасапьян, для него это было очень сложно, он должен был два месяца голодать. Я ненавижу все это театральное обезьянничанье... изображение чувств. Каким бы талантливым не было это изображение. Мне нужна была абсолютная истинность происходящего, и я добивался у моего актера при помощи физического воздействия этих результатов. При помощи голода, например. Жажды. И, надо сказать, это было сильнее, чем если б он это изображал.

Фильм Аскаряна оказывает поразительное действие. Сидя в удобных, мягких креслах кинотеатра, зритель почти физически ощущает боль, скорбь, страдания людей, которых он видит на экране:

Фильм - это духовная энергия, которую я запечатлел на пленке. Многие зрители отскакивают, обжигаются, уходят, но есть люди, которые готовы принять эту энергию. Все зависит от зрителя и от фильма, конечно."

Аскаряну пришлось создавать в своем фильме не только "новую действительность", но и "новую Армению". Дело в том, что в Советском Союзе до сих пор никто не снял фильмов ни о Комитасе, ни о геноциде 15-го года. Великий и трагический, поистине судьбоносный для народа период армянской истории до сих пор не нашел отражения в художественной кинематографии Армянской Советской Республики. Когда Дон Аскарян задумал свой фильм, он предполагал, что сможет снимать его в Армении:

"До съемок фильма у меня был страх, что если этот фильм не будет сниматься в Армении, то произойдет что-то ужасное... Что камни будут врать, что растения не так будут смотреть в камеру. Мы обратились в Совинфильм, организацию, которая сотрудничает с западными кинофирмами, с просьбой разрешить нам снять фильм в Армении, мне нужны были армянские кладбища. И они устроили какой-то бесовской театр. Обвинили сценарий фильма в том, что он оскорбляет национальную честь армянского народа. Мальян с Арменфильма устроил вместе с Демирчяном, бывшим секретарем Политбюро Армении, какое-то заседание, где они зафиксировали этот ужас на бумаге. Это был конкретный шаг, чтобы помешать съемкам фильма. И это было во время перестройки, само собой."

Впрочем, никакая перестройка, замечает Дон Аскарян, не может повлиять на отношение авторитарных властителей к истинному искусству:

"Представьте себе человечество без искусства. Они б давно перерезали друг друга. И самое страшное, что искусства остается все меньше и меньше, что на земле остается все меньше людей, которые готовы лечь костьми ради искусства. Настоящее искусство всегда опасно для жизни художника, потому что те, у кого власть, ненавидят искусство и делают все для того, чтобы уничтожить искусство. Потому что художественная истина - это самая полная истина, все остальные истины половинчаты. И потому, что искусство превращает идиота в личность, а кому нужны личности? Политикам, например, личности не нужны."

Как всякое произведение истинного искусства, фильм "Комитас" начисто лишен какой-либо политической окраски. Вместе с тем, ощущение личной причастности к судьбе погибших в 1915 году соплеменников позволяет Аскаряну говорить:

"Не я являюсь режиссером этого фильма, а 2 миллиона измученных, изнасилованных убитых жертв этого геноцида. У меня такое ощущение, что их души все время кружатся над моей головой."

Появление такого фильма, как "Комитас", несомненно, важный шаг в развитии мирового киноискусства. И особенно важно появление такого фильма для народа Армении, где памятник жертвам геноцида 1915 года в Ереване стал местом паломничества всего народа, но именно здесь "Комитаса" до сих пор никто еще не видел.

Начало